История
Религия
Этнография
Фольклор
Атаманы
Поселения: города,
станицы, поселки
Яицкие казаки заграницей
Аткарская община
Калачевские общины
Московское землячество
Среднеазиатские общины
Тольяттинская община
Уральское историко-культурное общество
Уральское (Яицкое)
казачье Войско

Уральская (Яицкая)
казачья община

УКВ СК России (г. Илек)
Псевдояицкие объединения
Музей «Старый Уральск»
Издательство «Уральская библиотека»
Фольклорный коллектив
ст. Круглоозерной

Фольклорный коллектив «Яикушка»
Газета «Казачий вестник»
Газета «Казачьи ведомости»
Государственный
краеведческий музей

Дом-музей Е.И. Пугачёва
Музей-заповедник
«Евразийский перекресток»


Город над вольной рекой...

Скоро наш город будет отмечать день рождения. Он имеет солидную историю, насчитывающую почти четыре века. И время оставляет свои следы, и с каждым годом меняется облик города. Самой судьбой городу было предназначено стоять в устье Яика, вблизи седого Каспия. Тысячелетия назад на месте, где ныне мы живем, плескалось море. Шаг за шагом оно отступало на юг, а вслед за ним, вбирая в себя воды мелких озер и речушек, несла свои неторопливые потоки широкая и светлая река. Кто-то из первых поселенцев назвал её Жайык (Яик). И пошло оно, это название, из уст в уста, от одного кочевого народа к другому. А проходили через неё с востока на запад и с запада на восток племена саков и массагетов, киммерийцев и скифов, сарматов и гуннов, печенегов и половцев-кипчаков. Кого только не видели эти древние берега. Река являлась притягательным водоемом, живительной артерией северо-восточной части Прикаспия. Географически она отделяла Европу от Азии, а экономически и политически объединяла их в единый евразийский континент. В Х-ХII веках через низовье Яика и Каспийское море проходили морские и сухопутные торговые пути. Они связывали древнерусское государство с мусульманским Востоком. Шла бойкая торговля городов Нижнего Поволжья с Хорезмом, Бухарой и другими городами древнего Востока. Закономерно появление на торговых путях разного рода поселений. Одним из таких поселений стал город Сарайчик в низовье Яика. Несколько веков он был культурным и политическим центром Золотой Орды, являлся крупнейшим транзитным пунктом всего Прикаспийского региона. Потом его несколько раз разрушали. И он потерял своё значение. Сейчас он нам дорог своим древним ароматом и богатейшей историей. В первой четверти XVI века на берегах Яика появились русские вольницы. Первыми поселенцами их, согласно летописям, были беглые крепостные крестьяне, волжские казаки, не желавшие признавать ни ханскую, ни царскую власть. Но со временем они становились крепкими хозяевами, им было уже что терять, никуда не хотелось убегать. И они стали верой и правдой служить русскому царю. С их помощью границы Московского государства продвинулись до Яика. И было решено воздвигнуть здесь и на полуострове Мангышлак укрепления для охраны торговых караванов и посольств. Но требовавшихся для этого средств не было тогда в казне. И было решено возложить это дело на ярославских предпринимателей Гурьевых (вот, оказывается, еще в те времена предприниматели осознавали свою социальную ответственность). Гурьевы происходили из посадских людей. Разбогатели на торговле сибирской пушниной. За патриотические заслуги - старший сын Гурия Назарьева - Михайло Гурьевич помогал материально народному ополчению, выступавшему под предводительством Минина и Пожарского. Другой сын - Дружина Гурьевич - принимал непосредственное, весьма активное участие в борьбе против польских феодалов - они были удостоены почетного звания «московских гостей». В начале XVII века Гурьевы уже занимали самые высокие места в лестнице финансовой и торговой администрации в Москве, Архангельске и Астрахани. Они и явились основателями будущего города Гурьев (Атырау). «От царя – государя и великого князя всея Руси Михаила Федоровича на Яик-реку строителю купчине Михаилу Гурьеву» было адресовано письмо, в котором говорилось: «На реке Яик устроить город каменный мерою четырехсот сажен…Четырехугольный, чтобы всякая стена была по сто сажен в пряслах между башнями… Сделать тот каменный город и в ширину, и в толщину с зубцами, как Астраханский каменный город». На эту стройку казна обязалась поставлять ежегодно по 600 строителей. В 1640 году в 15-16 км от места впадения Яика в Каспийское море Гурий Назарьев построил острог. Вначале это было укрепление из деревянного частокола. А через несколько лет - каменное ограждение с башнями, где размещались стрельцы-охранники. Надо учесть, что строительство шло при упорном сопротивлении и противодействии верхнеяицких и донских казаков. Уже в 1649-м донские казаки под руководством Ивана Кондырова совершили нападение на городок, разграбили его и учуг передали Яицкой вольнице. И еще в 60-м году казаки атамана Паршина совершили нападение на крупные гурьевские промыслы. И казаки заявляли, что и «впредь будут Яик-реку очищать и учуг вырубать и станы выжигать». В связи с этим царь специальной грамотой потребовал от астраханских воевод усилить гарнизон Усть-Яицкого городка до 500 стрельцов, чтобы «Яицкий город и учуги от всяких людей, от воровских казаков оберегали». Город являлся, по сути, пограничной крепостью. На восьми его башнях артиллерийский наряд составлял 17 пушек с ядрами, в погребах хранились запасы пороха и свинца. Мы помним из истории, что и Степан Разин в 1667 году посещал наш город, не как добрый гость, и что казаки приняли его как неприятеля. А он побил всех стрельцов и потопил. А когда царь послал на его подавление 3000 стрельцов, большинство из них отказалось воевать с атаманом. Тогда правительство послало ему «милостивую грамоту», от которой он решительно отказался, а ночью 23 марта Степан Разин на 24-х вооруженных стругах сумел вырваться из кольца окружения и направился через Каспий в Персию. Но его мятежный дух остался, и в апреле стрельцы гарнизона подняли мятеж, который был жестоко подавлен.И не одна еще буря сотрясала наш город. Например, многие казаки и местное население, оскорбленное запретом перехода скотоводов на левую сторону Урала, поддержало Емельяна Пугачева. Мало кто пытался оказать сопротивление, когда атаман его Андрей Овчинников штурмом взял город в январе 1774-го. И только в мае карательный отряд под командованием полковника Кандаурова занял Гурьев. После казни Пугачева Екатерина II, желая искоренить память о нем в народе, своим указом переименовала реку Яик в Урал, яицких казаков - в уральских. И если проследить историю, то еще много бурных событий случалось в жизни нашего небольшого, но стоящего на очень важной точке государства города. В 1685 году здесь была основана таможенная застава, что способствовало развитию транзитной торговли, которая давала немало прибыли царской казне. По указу Сената на левом берегу Яика был открыт меновой двор. Меновая торговля производилась два раза в год - осенью и зимой. Казахи пригоняли скот, привозили кожи, шерсть, другие натуральные продукты, а российские купцы взамен им предлагали – хлеб, чай, табак, разные ткани. Такой вот бартер был. Гурьев всегда играл большую роль в освоении богатств региона, в развитии торговых и дипломатических связей с соседними государствами. Параллельно с военным укреплением, которое и было предназначено для защиты промыслового хозяйства, строился учуг (от казахского уйшик) - специальное приспособление для ловли рыбы, состоящее из стана, небольшого городка с деревянным забором поперек русла реки из свай. Он так и назывался Уйшуг. Он и стал началом Нижнего Яицкого городка - так назывался город до 1708 года, когда ему было присвоено имя Гурьев. Яик был настолько богат рыбой, что в старинной казачьей песне были такие слова «Яик-золотое дно с серебряной крышечкой». Однако не больно много им перепадало из этой серебряной крышечки. Согласно сенатскому указу, яицким казакам запрещался лов рыбы в Гурьеве и близ него, где были казенные рыбные промыслы, не разрешался и вывоз рыбы и рыбной продукции для продажи в Астрахань, чтобы не допустить убытков казне. Исключение допускалось для калмыков, кочевавших возле Гурьева и не имевших другой возможности прокормить себя. Рыбу и её продукты рыбопромышленники Гурьевы вывозили на морских судах-паузках, стругах - в Астрахань, а оттуда в города центральной России. По утверждению Михаила Гурьева, казна только с 1640 по 1667 годы получила в виде пошлины и поставок рыбы с яицких промыслов более 500 тысяч рублей серебром. По тому времени - это была огромнейшая сумма. Об этом же свидетельствует и жалованная Михаилу Гурьеву царем 4 декабря 1679 года грамота, в которой говорилось «… а в нашу великих государей казну от того их (Гурьевых) нового завода Яицкого учуга учинилось денежной казне в откупу и в икряном промыслу, и в пошлинах во всех городах многие прибыли, и впредь та прибыль от того яицкого учуга стала быть прочна».Во французском коммерческом словаре XVIII века говорится, что яицкая и волжская красная рыба «расходится в России, но паюсная икра в немалом количестве отправляется в разные европейские страны, а особенно в Италию и Францию». С тех пор наш город, гурьевская марка, были известны по всей Европе. Монополизировав природные богатства нижнего Яика и Северного Каспия, казна становится крупным торговым партнером, начинает развиваться государственная торговля рыбой и рыбопродуктами, а также солью, на которую при таком количестве рыбы был, естественно, огромный спрос. Строились склады, помещения для вяления и копчения рыбы. Так что требуется больше рабочих, и город растет. Еще один интересный момент. В 1752 году охрана рыболовства на реке Яик была возложена на яицкое казачье войско, ему же передано право содержания «учугов», за что казаки должны были построить две пограничные крепости (Кулагин и Калмыков).Что же представлял собой город рыбаков и поставщик новобранцев в казачьи войска? В основном улицы теснились к реке. Дома деревянные, украшенные деревянными кружевами, вперемежку русские, татарские, редко саманные мазанки - казахское население больше кочевало, а кто и решался стать горожанином, старался селиться на окраине, чтобы было больше места для содержания скота. Одна из главных улиц, Купеческая, с немногими двухэтажными домами, на верхнем этаже жили, внизу была лавка. С обширными дворами, где размещались добротные склады. Ни одной мощеной улицы. Земля в сухую пору взбита в пушистую пыль, в сырую погоду раскисает, превращаясь в липучую грязь. Но нигде не увидишь мусора (внимание, дорогие земляки, учитесь у наших предков!). В каждом дворе огромные помойные ямы, куда и сбрасываются все хозяйственные отходы. А их было немало, так как почти все держали живность, даже в самом бедном была корова и лошадь (у русских), а у мусульман еще и бараны, козы. Славился рыбный базар – плотовинский - возле устья Урала. Где рыбаки, прямо с рыбниц, сдавали улов купцам. У тех были специальные лабазы, где рыбу разделывали и упаковывали, а некоторую часть грузили и отправляли для перепродажи в глубине России. Там же, у лабазов, чуть в стороне стояла и пекарня, где с пылу, с жару продавались кулебяки, хлеб, крендели. С этого базара никто не уходил с пустыми руками. И у любого казачьего дома обязательно балкон с сушилами, где вялилась вобла размером с теперешнего огромного леща, жир течет с неё, хоть чашку подставляй, а рядом балыки - янтарь, истекающий жиром. Во всех дворах помещения для скота, бани и обязательно палатки, где спасались от зноя. Летом во время завтраков, обедов и ужинов двухстворчатые двери на улицу нараспашку, во двор – тоже. Отсюда сквознячок, дающий прохладу. Многочисленные домочадцы трапезничают, а проходящие по улице люди только успевают раскланиваться на обе стороны улицы в раскрытые двери (поневоле вспоминается песня «Здесь держать нужно двери открытыми, что надежней любого замка»).Да, многому чему можно поучиться нам у прежних поколений горожан. В традициях уральских казаков сохранялось бережное отношение к природным богатствам. Они всегда считали, что наряду с выловом рыбы нужно думать о том, что будет в реке завтра, что останется детям и внукам. В дни нереста даже колокола не звонили на церквах. Чтобы не потревожить рыбу. Вот что писал известный ученый Данилевский «Такого способа пользования законного и справедливого по отношению к дарам природы… сколько мне известно, нигде не существует, кроме Урала, уральских казаков».И уже в те годы здесь мирно уживались люди разных наций и верований. Кроме кладбищенской церкви, долгое время в городе стоял храм Николая Чудотворца (разрушенный в 1930 году, когда царил разгул атеизма и разрушения до основания). В стороне от него - татарская мечеть, а еще поодаль – небольшая на манер часовни церковь кулугуров-старообрядцев. В 1888 году был построен Успенский собор. Была в городе и гимназия, и русско-киргизская школа-пятилетка. Но не так уж много было школьников, так как не было закона об обязательном образовании, да и не все имели возможность. В Гурьеве даже были открыты юнкерские классы и отделение Уральского военного училища. В 1865 году, когда образовался Гурьевский уезд, население города насчитывало более 10000 человек, оно состояло в основном из казаков, и купцов-иногородних, как их называли казаки. Была в городе аптека, метеорологическая станция, отделение Русско-Азиатского банка, почтово-телеграфное отделение. Почта доставлялась по почтовому тракту в город Уральск. Письмо от Петербурга до Гурьева шло шесть дней. (Вот бы удивились наши земляки того времени, если бы узнали, что письмо из Атырау в Астану или деньги путешествуют более десяти дней, что случается, увы, совсем не редко).С одной стороны реки на другую (с «бухарской» на «самарскую») людей и повозки перевозил паром. А ночами на нем переправлялись отары овец, табуны лошадей, гурты крупного рогатого скота. Только в начале XX века был построен первый деревянный (на плашкоутах) мост, от которого по правую сторону, у берега реки, на ленивой зыби воды раскачивались широкобрюхие лодки-рыбницы с причаленными к ним бударами. Ночи тогда не тревожили ни рокеры, ни байкеры, ни врубившие музыку во всю мощь автоводители, владельцы ночных клубов. Сквозь тишину, нарушаемую звоном цикад, тихим звоном комаров, пробивалась песня - то ли всадника–казака, то ли кочевника-киргиза. Протяжно, чисто звучала песня, как чиста и мила природа, окружающая город на вольной реке, которая единственная из всех рек мира подверглась гонениям, избиению плеткой, потеряла право называться своим светлым именем. Но все же осталась вольной и прекрасной рекой. На которой, у самого седого Каспия-моря стоит наш град, самый родной и дорогой всем нам.

Обсудить в форуме


Автор:  Любовь Монастырская
Источник:  Газета "Прикаспийская коммуна", 2007-10-02, интернет-адрес: pk.atyrauakparat.kz

Возврат к списку

Copyright © 2007-2017 Яик, дизайн Петр Полетаев.
При полном или частичном использовании материалов сайта гиперссылка на www.yaik.ru обязательна.