История
Религия
Этнография
Фольклор
Атаманы
Поселения: города,
станицы, поселки
Яицкие казаки заграницей
Аткарская община
Калачевские общины
Московское землячество
Среднеазиатские общины
Тольяттинская община
Уральское историко-культурное общество
Уральское (Яицкое)
казачье Войско

Уральская (Яицкая)
казачья община

УКВ СК России (г. Илек)
Псевдояицкие объединения
Музей «Старый Уральск»
Издательство «Уральская библиотека»
Фольклорный коллектив
ст. Круглоозерной

Фольклорный коллектив «Яикушка»
Газета «Казачий вестник»
Газета «Казачьи ведомости»
Государственный
краеведческий музей

Дом-музей Е.И. Пугачёва
Музей-заповедник
«Евразийский перекресток»


Из истории изучения фольклора и этнографии Яицких казаков

Первоначальные фрагментарные сведения о зарождении в Приуралье казачества и его обиходе, как это ни странно, стали фигурировать в трудах отечественных академиков второй половины XVIII века. Конкретная научно-исследовательская регулярная работа по изучению этнографии Уральского Войска началась с работы П.И. Рычкова. Изучая регион, он в 1748 г. посетил г. Уральск, где и познакомился с природой и укладом уральцев. В "Топографии Оренбургского края" (СПб., 1762) впервые освящено происхождение яицких (уральских казаков), их общественно-хозяйственный строй.

Рычков в "Топографии" уделил Уральскому войску две главы: "О ведомстве Войска Яицкого и о их обстоятельствах" и "О Нижне-Яицкой дистанции". Академик писал о зарождении Войска в легендарной версии; о пограничной жизни уральцев, дает перечень и отдельное описание ряда крепостей – Разсыпной и Нижне-Озерной.

В 1767 г. Академия Наук организует несколько научных экспедиций в Приуралье. Адъюнкт Академии И.И. Лепехин в 1768 г. посещает p.p. Узени, правый берег р. Урала от устья и до г. Уральска. Содержание его труда "Дневные записки путешественника по разным провинциям Российского государства" (СПб., 1771), явившегося в результате этой поездки, носит энциклопедический характер. Подробно рассмотрены хозяйство и природа региона.

Академик Петр Симонович Паллас в 1769 г. проехал по всей территории Войска от войсковой столицы до г. Гурьева и обратно, совершил экскурсию по р. Чагану – притоку р. Урала. Весной 1773 г. накануне Пугачевщины Паллас второй раз приезжает в г. Уральск, он обследовал р. Кушум, несколько станиц p.p. Узени. Последнее путешествие в Прикаспий академик совершил в 1793 г. "Прежняя вольность и республиканское состояние" [1] Войска исчезло после восстания Пугачева, констатировал Паллас.

Натуралист и путешественник Е.Г. Гмелин посетил край накануне Крестьянской войны 1773-1775 гг. В труде "Путешествие по России для исследования трех царств природы. Часть II. (СПб., 1771) описаны флора, фауна региона, занятия местного населения.

Крупный натуралист Э.А. Эверсман в 1826 г. посещает г. Уральск, исследует прилегающий район, затем по всей территории Войска добирается до г. Гурьева. Изучает природу Войска, описывает ее в трехтомнике "Естественная история Оренбургского края" (СПб., 1848, 1850, 1866).

Перечисленные ученые вели страноведческие (природо- и экономико-географические) исследования земель Уральского казачьего Войска, что было характерно для времени периода становления отечественной этнографии. Первой чисто этнографической работой об уральцах стал труд А.И. Левшина "Историческое и статистическое обозрение уральских казаков" (СПб., 1823), надолго сохранивший свое значение по обиходу казаков. Левшин произвел настоящий народоведческий обзор обихода уральцев. Этнограф сделал зарисовки одежды, нравов, обычаев казаков. Описал занятия и промыслы. Сделал оценку этнического состава, указывая на то, что среди казаков были не только татары и калмыки, а персы и турки, бежавшие из казахского плена. Именно персы принесли, по его словам, на р. Урал, культуру бахчеводства. Левшин описывал торговлю в Войске, отметил, что будары-лодки, на которых велась рыбная ловля, везлись из Вятки по Каме и р. Волге до Самары, а затем сухим путем в Уральск.

Павел Иванович Небольсин был следующим "официальным" этнографом, обратившимся к теме уральского казачества, его перу принадлежат два очерка "Несколько замечаний об уральских казаках" (СПб., 1854) и "Уральцы" (СПб., 1855).

Первой монографией исключительно освящающей хозяйство уральской общины стал труд двух соавторов К.М. Бэра и Н.Я. Данилевского "Исследования о состоянии рыболовства в России" (Уральское рыболовство. СПб., 1863, Т.З). В ряду русских ученых, изучавших Войско, нельзя обойти молчанием Григория Силыча Карелина. В 1822 году его ссылают в Оренбургскую губернию. В 1826 г. он вместе с Эверсманом путешествует по Войску. В 1832 г. Карелин изучает устье Урала, острова Каспийского моря. В 1834 г. вместе с казаками основывает крепость Ново-Александровск на берегу залива Кандак. В 1838 г. с уральцами исследует восточный берег Каспия. С 1852 г. двадцать лет живет безвыездно до самой смерти в г. Гурьеве – морских воротах Уральского Войска. Пожар в городе 1892 года, к сожалению, уничтожил большую часть его рукописных работ, "в которых как предполагают были "Естественная история Уральской области", "Уралки-казачки в последнее пятидесятилетие в их домашнем и общественном быту", "Уральская казачья фауна". Из сохранившихся его работ наиболее интересна "Разбор статьи Рябинина", в которой он делает много поправок и дает ценный очерк флоры и фауны земель Уральского Войска [2].

Работы о Войске, перечисленные за XVIII в. и начало XIX, характеризуются сжатостью и одновременно обзорностью, как правило, исследователи стремились охватить население и хозяйственный быт края, так как неповторимый казачий обиход был в прямую связан с природой региона.

Географ А.Д. Рябинин в отличие от большинства изучавших Уральское Войско признавал приоритет Волжских казаков, а не Донских в колонизации Приуралья. В своем исследовании он охватил значительный круг вопросов, касающихся сфер социально-экономической и природно-климатической жизни уральцев. Автор дал описание ландшафта войсковых земель, проследил историю заселения края казаками [3].

Хорунжий Уральского Войска И.И. Железнов (1853-1862) издал в 1858 г. в Москве двухтомник "Уральцы". Его произведения открыли русской общественности старозаветный мир уральского казачества. Железнов описал в своих рассказах быт, занятия, верования, боевые подвиги уральцев.

Перу архивариуса Уральского Войска Н.Ф. Савичева (1820-1885) принадлежат несколько десятков рассказов, статей, повествовавших о внутреннем быте казаков. К числу наиболее интересных произведений Савичева следует отнести "Физиономия г. Уральска за сто лет и теперь" (Уральские войсковые ведомости, 1874, № 18, 19, 20, 31, 33, 35); "Воспоминание об экспедиции к Аральскому морю" (У.В.В. 1875, № 7, 9); "Увеселения в Уральском Войске (этнографический очерк)" (У.В.В. 1868, № 31, 33); "Путевые впечатления из поездки по Войску" (У.В.В, 1868, № 44, 47, 48; 1869, № 6, 7, 13); "Картины из быта казаков" (Иллюстрированная газета. 1869, Т.23, № 1, 3, 7, 10); "Уличные и комнатные сцены" (У.В.В. 1871, № 41, 42, 46, 49; 1872, № 1-4); "Из быта поселенцев Оренбургского края вообще и уральских казаков в частности за 100 лет назад" (У.В.В. 1876, № 23-30).

Под псевдонимом Н-ъ Савичев в 1866 г. в г. Уральске издал брошюру "Заметки о народном быте и одежде уральских казаков". Автор достаточно подробно описывает атрибуты одежды уральцев мужского населения и женщин.

Следует назвать двух авторов, писавших по этнографии, фольклору, экономике уральцев в 60-70-е годы XIX в. Учителя войсковой гимназии В.Н. Витевского, автора ряда трудов, значение которых трудно переоценить [4]. И офицера-уральца Ю.Ф. Корина, посвятившего родному Войску ряд своих произведений [5]. Значительный вклад в изучение внутренней жизни уральской общины, ее идеологии, месте в мозаике русских общин второй половины XIX – начала XX вв. внес этнограф Г.Н. Потанин [6].

Яицк, по мнению Потанина, в начальной своей истории напоминал "разбойничью" артель, постепенно эволюционировавший в общину, рассматривавшая, подобно древнему Риму и Великому Новгороду, районы своих грабежей как собственное владение [7].

В мае 1876 г. в письме к Н.М. Ядринцеву Потанин перечисляет известную ему библиографию работ об Уральском Войске: свою – в очерках под названием "Современный Яик"; корреспонденцию большую из Уральска известного Михайлова (умершего на каторге), напечатанную в Морском сборнике в конце 50-х годов, статью Данилевского о рыболовстве на р. Урале в "Вестнике Русского Географического общества (самый обстоятельный отчет о рыболовных обычаях Войска), "Статистическое описание Уральского Войска", написанное Рябининым, составляющее один из томов, издаваемых Генеральным штабом "Материалов для статистики в Российской Империи", статья Анучина в "Современнике" о беспорядках на Урале в прошлом столетии (перед бунтом Пугачева). Кроме того, сведения о древнем устройстве Войска имеются в "Описании путешествий Палласа и в "Истории уральского Войска" Левшина [8]. Это была первая, неполная библиография работ об Уральском Войске. Потанин писал и о сближении народной гущи с интеллектуалами из народа. Таким ему виделся И.И. Железнов [9]. В отличии от всех русских общин Яицкая община росла и кристаллизировалась, другие же общины растворялись на бескрайних просторах.

В 1873 г. разбирая устройство уральской общины, вопреки явным симпатиям, признавал, что яицкое хозяйство не верх совершенства и хотя в нем существовали ограничения для богачей в земледелии и сенокошении, но экономическое равенство, сохраняющееся в общине, непрочно. Общинный дух проведен в общинных институтах, а внутри общины свирепствует эгоизм. Являясь в общинных учреждениях народом общинным, в частной же экономической жизни уральцы представлялись Потанину несимпатичными индивидуалистами, каких не найти ни в какой другой части России [10]. Изучая статистику проституции в Самарской губернии Потанин в письме к К.В. Лавроскому обратился к нему с просьбой узнать не "поставляет" ли Самара подобный человеческий материал в г. Уральск [11]. Потанин первым из ученых сделал этнографический этюд уральской казачки. Казачка-мастерица готовить кушанья, кулинарная специалистка. У казаков одна похвальба – у кого жена лучше стряпает. Уралки – домашние учительницы, начетчицы и среди них больше грамотных, чем среди мужчин. Изучая положение женщин ряда регионов России Потанин отмечал, что саратовские женщины в г. Уральске работают на кизячном промысле, а казачка в "Уральском Войске опять же белоручка" [12]. Делать кизяк – занятие, при котором женщины мнут навоз, политый водой ногами, а потом лепят из него руками кирпичи, которые складываются в поленицы для просушки. Уральская женщина, по мнению Потанина, как и в Поморье, женщина-белоручка. В Войске главный вид промысла – рыболовство – исключительно мужское занятие. "Женщине предоставлен уход за скотом и огородом; жать и косить приходят крестьянки из Поволжья; навозные дрова – кизяк тоже. Нищие женщины, вдовы и сироты стыдятся идти в наемную работу и в служанки. Здешние нищие женщины собирают милостыню ночью, тайно, потому что стыдятся, но думают, что еще более стыдно наниматься (это позор для женщины здесь наравне с развратом. Женщины здесь опрятны" [13].

Потанин в своих "Воспоминаниях" в части пятой третью главу назвал: "Уральская казачья община". Община в его глазах "продукт продолжительной исторической русской жизни, как последний результат кристаллизирующейся жизни. Как законченное произведение русского социального творчества" [14].

Этничность уральцев являла собой четкий комплекс чувств, основанных на принадлежности к своей культурной общности. Их представления о себе основывались на групповой солидарности, исходили из понимания общего происхождения исторических судьбах, хозяйственных интересов. Последние были не просто значительными, а даже доминирующими, поскольку войсковое рыбное хозяйство, цементировало уральскую общину.

Экономику Войска, его социальную организацию, культуру отразил в ряде работ Н.А. Бородин [15]. Ряд военных ученых М.П. Хорошхин [16], И.П. Хорошхин [17], А.П. Хорошхин [18], Н.И. Краснов [19], освятили те или иные особенности Уральского Войска.

Археолог Игнатьев Р.Г. написал ряд статей по этнографии уральского казачества [20]. Русский экономист-аграрник Н.П. Огановский, служивший в г. Уральске в 1897-1904 гг., начал свой творческий поиск с изучения обихода уральских казаков. В 1899 г. он опубликовал свое первое экономическое исследование "Очерк развития торговли и промышленности в Уральском казачьем Войске" [21].

Это был труд, охвативший все сферы хозяйства уральских казаков в конце XIX века. Через год ученый публикует работу: "Переселенческое дело в Уральской области". Войско Огановскому видится "преградой на пути эмиграции с запада на восток" [22]. В 1904 году Огановский опубликовал: "Историко-статистический обзор Уральской области". Данный труд увидел свет благодаря его работе в Уральском статистическом комитете. Эта работа содержала богатейший материал по экономике войскового хозяйства [23]. Нельзя не отметить писателей этнографов В.И. Даля и В.Г. Короленко [24], посвятивших часть своего творчества уральскому казачеству. Академику Л.С. Бергу принадлежит ряд статей о казаках [25]. Емкий этнографический очерк об уральском казачестве дан в коллективном очерке: Седельникова А.Н., Букейханов А.Н., Чадова С.Д. "Исторические судьбы Киргизского края и культурные его успехи". Авторы рассказали о занятиях, демографии, жилищах уральцев, обозначив их как "этнографическую разновидность" [26].

Последней работой, венчающей дореволюционный период в изучении Уральского Войска стала монография А.Б. Карпова "Уральцы", Уральск, 1911.

В советское время первой работой об уральском казачестве стал краеведческий справочник, охвативший все стороны жизни уральцев [27].

Е.Н. Кушева стала первым автором академического исследования, посвященного Уральскому Войску. Оно показало, что казаки осваивали земли в бассейнах р. Урала и р. Эмба еще до вхождения этих территорий в состав России [28].

Первой советской диссертацией по этнографии уральцев был труд Н.М. Малечи "Фонетический строй территориального диалекта уральских казаков" Дис. канд. филолог, наук. Уральск, 1954. В работе автор кроме подробного раскрытия особенностей диалекта казаков приводит значительный материал, рассказывая конкретно об обиходе общинной жизни. "Общее пользование всей землей, общее участие в рыболовствах, общие сборы для найма на службу (наемка), служба только в своих воинских частях, наконец, сравнительная малочисленность населения – все это еще в большей мере способствовало поддержанию связи между всеми членами общины" [29].

Малеча в диссертации дал описание жилищ, костюмов, пищи уральцев. Представил сведения о Войске демографического характера. Ученый утверждает, что изучение уральского казачества, в течении долгого времени оторванного от основной массы русского этнического ядра, "представляет огромный интерес не только с лингвистической точки зрения, но и для целого ряда специалистов: этнографов, фольклористов, историков" [30]. Сегодня читая диссертацию Малечи даже удивляешься, как можно было писать так в 1954 г., особенно зная, что писали о казаках позже его коллеги. Казаки с "упорством, с настойчивостью, с самоутверждением отстаивали всегда те права, которыми они дорожили, и то устройство общины, которое сложилось с самого начала" [31]. Малеча отличается от многих своих исследователей тем, что никак не подвергал критике уклад уральских казаков, а принимал его таким каким он был во всех его проявлениях. "Как старообрядцы уральские казаки жили замкнуто и редко и неохотно сближались с неказаками" [32]. По мнению Малечи "этнографические данные, хотя и краткие, свидетельствуют о севернорусском происхождении уральцев и, значит, о севернорусской основе их речи" [33].

Эстафету от Малечи принял другой уральский ученый Г.Е. Москалев. Его диссертационное исследование "Город Уральск (экономико-географическая характеристика)". Л., 1958. В параграфах "Основание Яицкого городка", "Уральск – административный и торговый центр области", "Роль Яицка в присоединении Казахстана к России", "Промышленные предприятия и ремесленные заведения дореволюционного Уральска" и др. Автор приводит сведения о развитии хозяйства на территории края. "До конца XIX столетия население Уральска было занято военной службой, рыбной ловлей, земледелием, разведением домашнего скота, торговлей и частично ремеслами" [34]. Москалев в диссертации сделал анализ архитектуры г. Уральска как официально культовых зданий, так и жилых домов населения города.

Национальный состав, демография уральцев представлены Бекмахановой Н.Е. в работе "Формирование многонационального населения Казахстана и Северной Киргизии (последняя четверть XVIII в. - 60-е годы XIX в.)" М., 1980.

В семидесятые годы состоялось несколько диссертаций по диалекту, фольклору, культуре речи уральского казачества [35]. Диссертация Э.И. Герасимовой "История города Уральска в дореволюционный период (1613-февраль 1917)" Алма-Ата, 1965 рассказывает о развитии русской цивилизации в регионе, автор сама себе противоречит говоря, что "казаки не могли быть носителями культуры и просвещения". Войсковое население края было не просто доминирующим численно и культурно над другими национальностями. Именно казаки создали систему начального и среднего образования в Западном Казахстане. Способствовали развитию библиотечного дела, открыли в г. Уральске театр, музей, соединили город с железнодорожной сетью страны. Герасимова значительное место в работе уделила переселенческому вопросу и экономическим отношениям, связанным с этой проблемой.

Солидной работой по этнографии уральцев является исследование Сагнаевой С.К. "Материальная культура уральского казачества конца XIX -начала XX века. Дис. канд. ист. наук. М., 1992. Работа посвящена изучению материальной культуры (главным образом одежды и пищи) уральского казачества" [36]. Сагнаева стремится представить одежду и пищу казаков в тесной увязке с другими пластами обихода. В работе, "не претендуя на глубину и всесторонность охвата всех параметров социальной, экономической, военной, политической истории казачества" [37], она рассматривает конкретные атрибуты казачьей культуры для связки условий быта с самосознанием, обосновывая правомерность использования таких историко-этнографических источников как одежда и пища для исследования этнической истории уральских казаков.

По культуре уральцев в 90-е годы защищаются кандидатские диссертации [38]. Среди них следует остановить на работе Ким Г.П. "Традиционные рыбные промыслы уральских (яицких) казаков" (СПб., 1995). Автор подробно изложила всю историю главного уральского вида хозяйства – рыболовства. Ким в работе показала уральское рыболовство как хозяйственную общевойсковую систему, способствовавшей консолидации общины, и превращения ее в замкнутый социальный организм. Исследователь сделала обзор всех видов рыболовства – главных, второстепенных, свободных. Рыболовство уральцев в диссертации рассматривается в связи с войсковой историей и составляющими всего уклада жизни. "Рыбный промысел интересен как ценный источник для изучения производственных, правовых, семейных и других отношений внутри казачьей общины" [39].

В 1996 г. увидела свет книга Н.И. Фокина "Финал трагедии. Уральские казаки в XX веке" (М., 1996). Во введении автор дает интереснейший этнографический портрет уральского казачества. "Во внутреннем, нравственном мире казака все переплелось в странном, противоречивом единстве. И в своем отношении к жизни и к людям он никогда не выступал однозначно дружески или враждебно" [40]. Исследователь описал социальный портрет уральцев: "Уральский (яицкий до 1775 г.) казак – личность по настоящему сложная, противоречивая, непоследовательная и трудно предсказуемая в своих поступках. Его зачастую невозможно было оценить и разгадать достаточно верно и полно. Пожалуй, уралец так и остался непонятым ни современниками – в XIX в., ни писателями и исследователями нашего столетия" [40].

В данном историографическом очерке перечисляются работы конкретно или хотя бы частично затрагивавшие этнографию Уральского Войска. Работы же чисто историографического плана из-за сжатых рамок очерка не упоминаются.


Примечание

1. Уральские войсковые ведомости. 1867: № 43, 44, 52; 1868: № 1, 7, 20, 21, 22, 51, 52.

2. Рябинин А.Д. Уральское казачье Войско. СПб., 1866.

3. Происхождение уральского Войска//Древняя и Новая Россия. 1879. № 7; Яицкое Войско до появления Пугачева / Русский архив. 1879, Т. 1-3; Раскол в Уральском Войске и отношение к нему духовной и военно-гражданской власти в половине XVIII в. // Православный собеседник. 1877, № 7; Первая церковь в Ууральском Войске // Оренбургские Епархиальные ведомости. 1878, № 2, 3; Сведения о единоверческих и православных церквах уральского войска // Оренбургские Епархиальные ведомости. 1878, № 10.

4. Меры к улучшению киргизских лошадей // Туркестанские ведомости. 1876, № 20-29; Наемка// Военный сборник. 1873, № 3; Очерк восстания в Уральской области в 1869 г. и усмирение его. 1870, № 23.

5. Потанин Г.Н. Современный Яик. Очерки. 1863: № 18, 19, 20; Яицкая община. Камско-Волжская газета. 1873: № 85, 86; Индивидуализм в общине. Камско-Волжская газета. 1873: № 92; Община-область. Журнал для всех. 1901: № 2, 3, 4.

6. Письма Г.Н. Потанина. Иркутск, 1987, T.l, C.97.

7. Письма Г.Н. Потанина. Иркутск, 1989, Т.З, С.44.

8. Письма Г.Н. Потанина. Иркутск, 1989, Т.З, С.28.

9. Письма Г.Н. Потанина. Иркутск, 1987, Т.1, С.21.

10. Письма Г.Н.Потанина. Иркутск, 1988, Т.2, C.3S.

11. Там же. С.62.

12. Там же. С.107.

13. Литературное наследство Сибири. Новосибирск, 1983, Т.6, С.148.

14. Уральское казачье Войско. Статистическое описание. Уральск, 1891, Т.Т.1-2; Бородин Н.А. Уральские казаки и их рыболовства. СПб., 1901; Его же. И.И. Железнов-писатель, казак. СПб., 1901; Его же. В защиту уральского рыболовства. СПб., 1910.

15. Казачьи Войска. СПб., 1881; Его же. Уральская община // Живописная Россия. 1899, № 129.

16. О размежевании земель и вод, лежащих между Уралом и Эмбою, между уральскими казаками и эмбенскими рыбопромышленниками. Уральск, 1904.

17. Уральские казаки. Уральск, 1866.

18. Уральские казаки и экономические условия их быта // Военный сборник, 1889, № 5-8.

19. Замечательная могила в Михайловском соборе в Уральске // Уральские войсковые ведомости. 1881: № 2, 3; Собор во имя благоверного князя Александра Невского // У.В.В. 1880: № 43-47; Устинья Кузнецова жена лже Петра 3. У.В.В. 1882: № 22-25; Древние надписи на разных предметах в церквах г. Уральска. У.В.В. 1881: № 24.

20. Памятная книжка и адрес-календарь Уральской области на 1899. Уральск, 1899.

21. Памятная книжка и адрес-календарь Уральской области на 1900 г. Саратов, 1900.

22. Памятная книжка и адрес-календарь Уральской области на 1904 г. Саратов, 1904.

23. Скачка в Уральске. Северная Пчела. 1834: № 255, 256; Скачка в Уральске и Оренбурге. Северная Пчела. 1835: № 262, 263; Физиологический очерк // Родина. 1992: № 4. 24. В.Г. Короленко. У казаков. Из летней поездки. Челябинск, 1983.

25. Уральцы на Сыр-Дарье // Русский Туркестан. 1900: № 22; Ссыльные уральские казаки в Туркестане // Всемирная панорама. 1910: № 54.

26. Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Киргизский край. СПб., 1903, Т.18, С.195.

27. Данилевский К., Рудницкий Е. Урало-Каспийский край. Уральск, 1927.

28. Очерки истории СССР, XVII в. М., 1955.

29. Малеча Н.М. Фонетический строй территориального диалекта уральских казаков. Дис. канд. филолог, наук. Уральск, 1954, С.76.

30. Малеча Н.М. Указ. соч. С.78.

31. Малеча Н.М. Указ. соч. С.70.

32. Малеча Н.М. Указ. соч. С.75.

33. Малеча Н.М. Указ. соч. С.73.

34. Москалев Г.Е. Указ. соч. С.109.

35. Шибаева А.Л. Морфологические особенности говора уральских казаков. Дис. канд. филолог, наук. Алма-Ата, 1970; Михеева Н.В. Рыболовецкая лексика русских народных говоров среднего и нижнего течения реки Урала. Дис. канд. филолог, наук. МГУ, 1975; Щербанов Н.М. И.И. Железное – фольклорист и этнограф. Дис. канд. филолог, наук. МГУ, 1976.

36. Сагнаева С.К. Указ. соч. С.15.

37. Сагнаева С.К. Указ. соч. С. 17.

38. Коротки О.Е. Былинные песни уральских (яицких) казаков. Дис. канд. филолог, наук. СПб., 1995; Изюмов А.И. Общественно-политическая и культурная деятельность Н.А. Бородина. Дис. канд. ист. наук. М., 1996.

39. Ким Г.П. Указ. соч. С.5.

40. Фокин Н.И. Указ. соч. С.11.

Обсудить в форуме


Автор:  Зобов Ю.С.
Источник:  Очерки традиционной культуры казачеств России. Том 1 – Краснодар: 2002 г.

Возврат к списку

Copyright © 2007-2017 Яик, дизайн Петр Полетаев.
При полном или частичном использовании материалов сайта гиперссылка на www.yaik.ru обязательна.