Мария Никитична

Марию Никитичну, дородную простодушную казачку из Каленого, знали все в округе. Молодые парни подтрунивали над ней при встрече, запуская вслед:

– Марья Никитична – молода безтитична!

– А это што? – поворачивалась она боком, выпячивая напоказ свой бюст.

Мария Никитична за свои 50 лет ни разу ничем не болела и в больнице ни разу не лечилась.

И вдруг с ней случился сердечный приступ, про который она потом рассказывала всем своим поселышным:

– К вечере, вдруг, что-то закололо прямо под сердцем, и он стал пухнуть. Вот такой стал, – сцепила она руки в левой половине груди, – и меня на скорой помощи привезли в районную больницу. Страху я натерпелась..., уму непостижимо! Положили на кровать, дали лекарства, я лежу и вся боюсь! Куда-то все ходят, суетятся, а я лежу и дрожу от страха. Молитву читаю!

Прошло сколько-то время, ко мне в палату положили еще одну какую-то женщину. Она мне сразу не понравилась. Не ложится, ходит, ворчит, кого-то ругает. И вдруг обратилась ко мне и говорит:

– А ты чего лежишь?

– С сердцем у меня плохо, опухает!

– Опухает? – не поверила она, – а лекарство давали?

– Давали, – говорю.

– И что, помогло?

– Да ронте легче маненько стало!

– Легче? Это хорошо! Идем в тувалет.

А я себе думаю, что я там не видала, радости большой нет на него глядеть. Но боюсь, она ругаться будет, говорю:

– Ну пойдем! И мы пошли. И ты знаешь, Сашенька, куда она меня привела, – доверительно рассказывает Мария Никитична, – в уборную! А я ее спрашиваю: – Это рази тувалет? Тувалет – чай зеркило, а это уборная!

А на другой день меня врач осматривал, много вопросов задавал, на которые я и не знала, что отвечать.

Спрашивает меня:

– Как вы ходите по большому и по маленькому?

А я молчу! Он меня еще раз спрашивает. А я ему говорю:

– А что это такое «по большому и по маленькому»?

Он поясняет:

– Как с мочей и как кишечник освобождаешь?

– Ну так бы и сказал, говорю, как, мол, цысаешь и как до ветру ходишь? А то «по большому, по маленькому».

– А что у тебя болит?

– Хим, говорю, болит.

– Хим? Ты бык что-ли? Так и скажи, что шея болит.

– Не шея, а хим, вот этот мосолок, который выступает, он и болит. Как его назвать, не шея ведь, а хим!... Врач так и смеется, так и смеется:

– С тобой больно не соскучишься!

Три недели пролежала. Легче не стало. Так с тех пор нет-нет да сердце и заклит!


Записано от Тихонова А.В., 1928 г.р., г. Уральск, 1994 г.

Обсудить в форуме


Автор:  Собрал Коротин Евгений Иванович
Источник:  «Устное поэтическое творчество уральских (яицких) казаков» – Самара-Уральск: 1999 г.

Возврат к списку