Собачья старость

В семье Юмалиных радость – родился первенец, первый сын, первый внук. Но родился он таким хилым – одни кости, обтянутые синеватой кожицей.

Прошло четыре месяца, ребенок брал грудь, исправно сосал, но не поправлялся. Бабушка парнишки, Евдокия Евстафиевна, решила собрать совет. Пригласила свою золовку, которая была на тринадцать лет старше снохи, Елизавету Семеновну, по-поселошному – Цыпынька, и известную на весь поселок бабку-повитуху – Лизавету Круглову.

Мать, Нюрочка, с ребенком на руках вышла к всезнающей тройке.

– Шура, Шура, – наперебой друг друга стали окликать мальчишку. Шура, услышав какие-то новые для него звуки, хотел поднять головку, но она затряслась и снова упала на грудь мальчику.

– Ты гыльди, – резюмировала бабка Круглова, – даже головку не держит. У него собачья старость!

– Верней всего, – согласились и две другие бабки.

– Что жа таперича делать будем? – спросила Цыпынька.

– Надо допекать, – отрезала бабка Круглова.

– Ну надо, так надо, – согласились с ее предложением сноха и золовка.

– А где? – спросила Цыпынька.

– У нас на заднем дворе стоит, хороша печка, она давно не топлена, как раз подходяща будет, – добавила Евдокия Евстихеевна.

– Душаня, – обратилась к бабушке, Лизавета Круглова, – нам для этого дела нужна лопата деревянная, сковородник, пеленки чистые. Найдешь чай?

– Все найдем, не печальса, – ответила бабушка Душа.

Забрав все необходимое, тайно отправилась эта «пресвятая троица» с матерью и парнишкой на задний двор. Там обмели сажу с печки, распределили роли.

Печь была самой простой, но практичной. Для свершения таинства допекания Цыпынька должна была встать за углом база. Она как будто ничего не знала о допекании и «слыхом не слыхала». Бабушка Душаня, как только мальчика будут сажать в печь, должна верхом на сковороднике трижды объехать эту печь «во имя Отца, Сына и Святого Духа».

Бабушка Круглова аккуратно припеленала мальчишку к деревянной лопате. В это самое время «вдруг» из-за угла база выбегает Цыпынька и с «полным недоумением» спрашивает:

– Мамыньки мои, вы чаво таперича здесь делаете?

– Собачью старость допекаем, – отвечает бабка Круглова.

– Правду, поди? Ну пеките, пеките, да мотри хорошеничка! – проговорила Цыпынька и опять юркнула за угол.

Бабка Круглова начала тихонько, не спеша, сажать мальчишку в печку. А в это время бабушка Душаня уселась верхом на сковородник и вприпрыжку сделала три круга вокруг печки.

Только вынули парнишку из печки, как снова выбежала из-за угла база Цыпынька и спрашивает:

– Ба-а, вы чаво таперича делаете?

– Собачью старость допекаем, – отвечает бабка Круглова.

– Пеките, пеките, да мотри хорошенько, – советует Цыпынька и опять прячется за угол.

Бабушка Круглова осторожно сажает мальчишку в печь, а бабка Дуня делает верхом на сковороднике три круга.

Точно такая же процедура повторяется и в третий раз.

Затем мальчишку распеленали, отдали матери, которая стояла и плакала, а все три бабки оживленно обсуждали свои действия.

– Все прошло благополучно!

Несмотря на тайну, которую хотели сохранить эти четыре добрые женщины, по поселку пошел слух – у Юмалиных парнишку допекали, собачья старость у него.

Как-то раз (точнее, на третий день) мать с ребенком встретилась с фельдшером, Степаном Осиповичем. Он остановил женщину и спросил:

– Нюра, ты, когда в тягостях ходила, не болела, случайно, малярией?

– Болела, Степан Осипович, ой как она меня трясла, чудо! – ответила Нюра.

– Зайди ко мне в пункт, – предложил фельдшер.

Он дал ей кору хинного дерева и наказал:

– Положи в полумерок и залей переварной водой, пусть сутки постоит, а потом перед кормлением давай ребенку по чайной ложечке.

Нюрочка исполнила все, что наказывал Степан Осипович...

А к году Шурынька стал ходить и говорить начал. Вот вам и собачья старость!


Записано от Тихонова А.В., 1928 г.р., г. Уральск, 1998 г.

Обсудить в форуме


Автор:  Собрал Коротин Евгений Иванович
Источник:  «Устное поэтическое творчество уральских (яицких) казаков» – Самара-Уральск: 1999 г.

Возврат к списку